Беседы Учителя

И вот ещё одна тетрадь — «Беседы Учителя», переписанная (или записанная?)
рукой Софьи Владимировны Герье (умерла в 1956 г.) — председателя Московского
отделения Российского теософского общества. Судьба привела эту заветную
тетрадь в руки Елены Фёдоровны Тер-Арутюновой, знавшей Софью Владимировну и
выросшей в семье теософов. Она была знакома со многими теософами, а также
К.Е.Антаровой, О.Н.Цубербиллер, З.М.Гагиной, С.А.Бодянской, Е.Н.Мулиной и другими
(см. фото на с. 69).
У Елены Фёдоровны сохранились фотографии, записи К.Е.Антаровой. Среди них
«Послание старцу», подписанное Учителем Венецианцем и адресованное З.М.Гагиной.
По своей стилистике оно очень близко «Беседам» в тетрадке С.В.Герье. Это
позволяет предположить их источник. Но так ли важно знать имя Учителя? Ведь
глубина и мудрость текста не оставляет никаких сомнений в их непреходящей
ценности.
С разрешения Е.Ф.Тер-Арутюновой мы начинаем публикацию этих «Бесед». Они
адресованы тому, кто осознаёт себя учеником и кто ищет и хочет понять, что
причина всех его трудностей кроется и в нём самом.

БЕСЕДЫ УЧИТЕЛЯ

БЕСЕДА № 1

Человек, идя свой земной день, не может сравнением постичь сознания иного плана.
Ибо все его сравнения лежат в условностях плотных тел. Высшее же сознание,
освобождённое от этих условностей, имеет ограничение лишь в самом себе. Ограничения
человека Земли имеют в себе не только те формы из дерева, камня, железа, которые не
может пройти его тело. Но человек имеет и ограничение страстей.
Без забот о пути человек не может своим телом проникнуть через плотные
перегородки во внутреннее помещение жилищ своих встречных. Но раскрытая с
разрешения дверь убирает все препятствия, — он входит легко и просто. Как же обстоит
дело у человека с проникновением в храм встречного — в его сердце? Только сам
человек, силою своей любви и чистоты может приникнуть своей любовью к любви
встречного. И никакое разрешение не сольёт его с мыслью, радостью и скорбью
встречного. Только его собственное осознание себя единым со встречным может помочь
ему встать не в положение зрителя и судьи, а друга и помощника….

†********************

….«Слепому» человеку, привыкшему понимать жизнь серого дня как цель или как
средство достижения внешнего блеска и карьеры, всё, приносящее страдание и
беспокойство, понимается как простое вмешательство чужой враждебной воли, которое
надо победить натиском своей силы.
Мысль же о том, что встречи человека с встающими в дне на его пути
препятствиями — его собственное творчество, никогда не приходит ему в голову. Мнение
человека о своём встречном так низменно, что он всегда думает обмануть его
бдительность. Ему кажется таким лёгким и даже признаком хорошего тона — обдать
встречного улыбкой и вопросом о его здоровье, а в себе скрыть враждебное раздражение
и досаду на несвоевременную встречу. Ему кажется, что он так глубоко скрыл своё
лицемерие и коварство, что никто и никогда не прочтёт его истинных, живущих в сердце и
мысли сил.
Но об ауре он или совсем не слыхал, или совсем не понял. Ведь основа его
собственных сил — только он сам. Творец своего счастья или несчастья — он сам, и
никто и ничто другое.
Цвета ауры вероломного человека — исключительно оранжево-коричневые,
переходящие в грязно-серо-зелёные. Среди них пробегают молнии багрового цвета, и в
некоторых местах ауры висят опухоли из шевелящихся ужасных уродливых тел, коль
мысли человека помогли их жизни. Убийственен вид элегантного, по последней моде
одетого человека, если его лицемерие и двойственность разъели его ауру, если в храме
его сердца данный ему талисман его счастья, его осколок Единого, не горит более, а
лежит мёртвым камнем.
Человеку, сумевшему потушить в своём храме даже искру Света, — нет пути дальше
в человеческом образе. Он отдал свою духовную мощь зверям астрального плана и в их
среде ему придется продолжать своё дальнейшее путешествие. Но нет виновников его
несчастья, он сам его творец. Каждое существо, сошедшее на Землю, оберегаемо так
мужественно, как только могло чистое милосердие Владык карм пробить человеку путь
среди созданных им самим себе препятствий и врагов.
Настало время человеку понять, в чём его сила и в чём его слабость. Можно быть
слепым и не
понимать вечности жизни и циклов её в условиях всегда изменяющихся сообразно каждой
цепи движения вечного. Но в себе необходимо сознавать Любовь не только как
чувственное действие или долг, но ещё как жалость и как радость. Имеющий жалость и
умеющий сострадать, не давая встречному чувствовать снисхождения и превосходства
своего, уже раздул искру своего огня, и она не потухнет вовеки.
Сумевший действие своей жалости перелить в мужественную помощь, смог
запечатлеть образ свой в тех записях вечного, где нет конца достижениям и где подъём к
совершенству может совершиться и без всяких «знаний».
Знание? О, сколько умствующих, чьими рефератами и статьями завалены полки, где
их разъедает пыль, прошли из воплощения в воплощение, истратив энергию жизни на
сведенья, не давшие ни одному человеку радости. Через века и века вскрывается в них
всё та же жажда знания, не двигающая их с места. И милосердие Владык карм ввергает
их, наконец, или в круг страшных страданий, или в среду, где им прививают атеизм, и ….

через атеизм они просыпаются к Истине.
Знание — даже знание истинное — оставляет многих без яркого движения вперёд,
ибо запутываются они в схоластике книжных изложений, не имея в себе ….